Валериу Гилецки: Нельзя молиться и делать вид, что на улице ничего не происходит

Валериу Гилецки: Нельзя молиться и делать вид, что на улице ничего не происходит

Валериу Гилецки: Нельзя молиться и делать вид, что на улице ничего не происходит

valeriu_ghiletchi_europalibera_org

Интервью с Валериу Гилецки, депутатом Парламента Республики Молдова, членом Либерально-демократической партии, было сделано 28.03.14 в столице Молдовы Кишиневе. За это время состоялись некоторые события, упомянутые в интервью как события ближайшего будущего. В целом же, на наш взгляд, своей актуальности эта беседа еще не потеряла.

- Как, на Ваш взгляд, события на Украине влияют на жизнь Молдовы?

- Настроение в Молдове относительно происходящего на Украине трудно описать одним словом. События в соседнем государстве не могут нас не беспокоить. Многие вопросы вызывает принятое Россией решение относительно присоединения Крыма. На соседней территории, в Приднестровье, до сих пор остаются российские войска. И конфликт этот по-прежнему остается очагом напряженности. На прошлой неделе в Парламенте Молдовы прошло закрытое заседание, на котором были заслушаны доклады силовых структур Молдовы, представителей госбезопасности. Они подчеркнули, что сложившаяся ситуация напряженная, но реальных угроз целостности и безопасности Молдовы нет. Среди государственных кругов мнения разные. Официальная позиция Кишинева состоит в поддержании территориальной целостности Украины, осуждении и непризнании крымского референдума. Мы за то, чтобы все территориальные конфликты решались мирным путем. Оппозиционные силы, главным образом представители коммунистической партии,  пытаются оправдать действия России. Их косвенная поддержка действий России выражается по-разному. Сегодня [28.03.14] в Парламенте коммунистическая партия выступила с инициативой о вынесении вотума недоверия правительству. Основной причиной его стало то, что Молдова поддержала санкции Евросоюза в отношении украинских чиновников.  Коммунисты обвиняют правительство и в том, что оно поддержало санкции в отношении России, хотя наше правительство заявило о присоединении Молдовы только к санкциям, направленным против украинских чиновников, бывших у власти во время президентства Виктора Януковича. Но Молдова воздержалась и не поддержала санкции в отношении России и российских граждан. С другой стороны, для Молдовы и для Украины в долгосрочной перспективе сегодняшний кризис открывает шире двери для вступления в Евросоюз. Европарламент проголосовал за безвизовый въезд граждан Молдовы в страны Евросоюза. Вначале говорилось, что договор об ассоциации будет подписан не позже июня этого года (хотя раньше речь шла об августе). Таким образом, события на Украине укоротило путь Молдовы к евроинтеграции. Еврочиновники впервые заговорили о том, что необходимо открыть Молдове перспективу полноправного членства в Евросоюзе — раньше об этом разговор не шел, а говорилось лишь об ассоциации и перспективах свободной торговли. Пока это только декларации. В мае этого года состоятся выборы в Европарламент. Будет сформирована новая Еврокомиссия. Только тогда станет ясно, найдут ли эти декларации реальное воплощение в европейской политике, направленной на включение Молдовы в свои члены.

- В прессе в связи с введением безвизового режима для граждан Молдовы появлялись материалы о том, что вместо виз гражданам Молдовы все равно придется предъявлять на границе целый пакет документов, и что есть опасения установления некоего пограничного «фэйсконтроля». Что вы можете сказать по этому поводу?

- Кто хочет видеть на солнце пятна, тот их непременно найдет. Это стандартная процедура, существующая и сегодня. Даже если у человека открыта виза, его спрашивают в аэропорту или на пограничном пункте, какова цель визита. У меня десятилетняя виза в Америку, но мне тоже задают вопросы. Документы нужны в том случае, когда у пограничников появляются какие-то сомнения. Нужно просто спокойно отвечать на вопросы и на всякий случай иметь с собой приглашение или ваучер из гостиницы. Если у представителя пограничной службы возникают какие-то вопросы, он может попросить письменное подтверждение. Но это, повторяю, обычная процедура. Если есть основания для сомнений и после этого, молдавского гражданина могут не пустить в страну, в которую он намеревается въехать. Но это исключение из правил. Я сам пользуюсь дипломатическим паспортом. Но в некоторых аэропортах меня спрашивают о цели моего визита. Повода для волнений я тут не вижу. Проблема может быть вот в чем. К сожалению, многие граждане нарушают правила нахождения на территории другой страны. Обычно срок пребывания составляет 90 дней. Если человек нарушает этот срок, и его имя попадет в «черный список».

- В последний раз, когда я летел на самолете в Кишинев, группа молдавских граждан была депортирована, в их паспортах я заметил особые печати. Российские власти не поясняют, на сколько запрещен въезд в Россию депортированным. Может ли молдавское государство как-то помочь своим гражданам?

- Если гражданин Молдовы был депортирован без оснований, он может искать защиты и разъяснений. Через дипломатические каналы это возможно сделать. Как правило, людей депортируют по причине, о которой я уже говорил. Это нарушение правил пребывания в чужой стране. Они остаются дольше разрешенного законом срока, не имея вида на жительство, разрешения на временное проживание или контракта на трудоустройство. Раньше сотрудники соответствующих ведомств в России закрывали глаза на нарушение правил пребывания в своей стране. По политическим причинам Россия решила занять более жесткую позицию в отношении Молдовы и ее граждан. Мы пытаемся объяснить нашим гражданам, что если их документы будут в порядке, то никаких проблем у них при пересечении российской границы не будет. Многие сегодня находятся на территории России легально. Им ничего не угрожает.

- Многие люди заняли противоположные позиции в отношении происходящего сегодня на Украине. Среди верующих людей тоже наблюдается раскол. При чтении некоторых комментариев складывается впечатление, что взгляд верующего человека на политические события отличается наивностью и идеалистичностью. Россия, возвращая Крым, проявила то, что называется «правом сильного». Вы видите политику изнутри. Понимаете ее практическую, порой весьма циничную суть. Христиане часто предлагают молиться за то, чтобы Бог явил Свою силу во всех политических событиях нашего времени. Вы считаете, что молитва — это и есть основное политическое оружие христианина?

- Я считаю, что верующий человек может заниматься политикой. Последние политические кризисы показывают, что верующие, в частности евангельские христиане, в массе своей далеко не всегда в состоянии адекватно отвечать на современные вызовы. Мы не умеем полемизировать, анализировать, оценивать политическую ситуацию. Я согласен с призывами евангельских лидеров молиться во времена политических тревог. Но я не думаю, что можно ограничиться только молитвами. Церковь должна выполнять пророческую функцию. Высказываться о справедливости в несправедливое время. Это нелегко делать, но учиться этому надо. Какую позицию должна занять церковь в украинском кризисе? Я не говорю, что христиане должны примкнуть к позиции той или иной политической партии, стать целиком на сторону Украины или России. Необходимо хотя бы попытаться сформулировать свою позицию. В то же время на Украине и в России христиане доходят до того, что готовы предать друг друга анафеме. Мы не в состоянии вести диалог, мы не слышим друг друга. В политике многое решается по праву сильного. Есть, конечно, и те, чьи призывы к миру, справедливости — глас вопиющего в пустыне. Но и их позиция может быть услышана. Не сегодня, так через некоторое время. Политика всегда связана с желанием прийти к власти. Но можно научиться управлять процессами внутри политики, оказывать долгосрочное влияние. Нельзя молиться и делать вид, что на улице ничего не происходит. Я не говорю, что христиане должны браться за оружие, выходить на улицу. Я говорю, что христианин тоже должен уметь выразить свою гражданскую позицию. Но исходя из его ценностей, его убеждений. И в то же время надо понимать, что ни один человек не владеет истиной в последней инстанции. Отстраняясь и изолируясь, Церковь не использует все те силы и средства, которыми ее наделил Бог. Один пастор недавно меня спросил: куда мне призывать людей, в Таможенный союз, в Европу или в Царство Божие? Я подумал тогда: если бы тот же вопрос задали Моисею, что бы он ответил? В Землю обетованную, в Ханаан ему свой народ вести или обратно в пустыню? Он вел свой народ в Царство Божие, но через Ханаан. Бог так устроил нашу жизнь, что мы не можем помышлять только о небесном. Небесное должно преломляться в нашей повседневной жизни. Иначе мы живем в параллельных мирах. Мы должны молиться, мы должны призывать христиан к единству, несмотря на разные политические взгляды, нам надо сформулировать позицию, отражающую ценности Царства Божия. Чтобы хотя бы на некоторые важные вопросы, мы смогли сформулировать свой ответ.

- Евангельские верующие в Молдове выступали с официальными заявлениями в связи с Украиной? Или все-таки это «не война Молдовы»?

- Официальных заявлений от евангельских союзов Молдовы я не слышал. В Баптистском союзе Молдовы был объявлен день поста и молитвы за Украину. Но и в молитве проявляется политическая позиция человека. Насчет того, что это «не война Молдовы»... Мы, как верующие Молдовы, конечно, не хотели бы оказаться втянутыми в конфликт двух государств. Я разделяю осторожность наших евангельских лидеров. Но это не освобождает нас от необходимости сперва сформулировать, а потом высказать свою позицию на происходящее. В церквях с кафедры надо высказывать свою позицию таким образом, чтобы не вызвать поляризацию своей аудитории, чтобы избежать разделения церкви. Истину надо провозглашать с любовью. В церкви надо дать возможность высказаться и людям с противоположными взглядами. И быть готовым свои взгляды подкорректировать. Ведь мы, не услышав другую сторону, часто что-то не учитываем. Территориальная целостность одной страны мне кажется очень важным аргументом при политических переговорах или церковных дискуссиях. Для того, чтобы сохранить мир, страны должны соблюдать географические границы друг друга. Если есть споры, то нужно уметь решать их не силой, а переговорами. Задача верующих политиков учить Божий народ этим принципам. Прихожанин получает информацию из разных источников, приходит с ней в церковь. Пастор, если он сам разбирается в политической ситуации, может помочь и прихожанину в ней разобраться. Люди все равно имеют свою точку зрения, и иногда ее можно изменить правильно заданным вопросом, вовремя предложенной информацией. А культуры диалога нам действительно не хватает.

- На экранах телевизоров мы видели, что российские солдаты разоружали украинских. Чем-то поведение украинских солдат напоминало слова и поведение Христа: если ударили по правой щеке, подставь левую. Но нежелание воевать солдат одной стороны солдаты другой стороны обычно склонны воспринимать как проявление слабости. Какой диалог возможен между Украиной и Россией сегодня? Только с позиции силы?

- Я вижу эту евангельскую параллель. С другой стороны, понятно, что Украина сегодня не обладает такой военной силой, как Россия. Позиция нынешнего правительства Украины и Александра Турчинова выражает ясное понимание сложившейся ситуации. Если ответить на силу силой, то начнется военный конфликт. А в этой войне никто не победит. В сегодняшней ситуации нужны и мудрость, и осторожность. И мне кажется, что в Киеве это хорошо понимают. Россия восприняла бы силовой ответ Украины как повод для собственных военных действий на ее территории. Сила Украины сегодня именно в способности сопротивляться провокациям.

- Последнее время и из газет, и из телевизионных программ мы получаем в основном негативную информацию. Общество наэлектризовано, ожидания пессимистические. Вы лично для себя хоть в чем-то находите повод для оптимизма?

- У меня есть поводы для оптимизма. Я — верующий человек, я верю, что Бог управляет Землей и всей вселенной, и Ему подконтрольны все происходящие сегодня процессы. В этом я черпаю свой оптимизм. Кроме этого, я понимаю происходящее сегодня в политике. Российская Федерация сильнее Украины, это объективно. Но Россия сегодня не самая сильная держава. Есть страны, которые не разделяют позицию России. Заявление ООН говорит об этом. И Россией сегодня управляют, как мне кажется, разумные люди. Они не могут не понимать, что, развязав войну против Украины, они бросают вызов всему цивилизованному миру. И у них тоже должен сработать инстинкт самосохранения. Через неделю пройдет заседание Совета Европы. Я не знаю, какими будут его результаты. Но я видел заявления со стороны России и европейских стран. Речь идет об инициативе по временному приостановлению членства России в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). Россияне в ответ заявили, что если вопрос будет поставлен таким образом, то они сами выйдут из ПАСЕ. Явно присутствует сильное давление со стороны европейских стран, международных организаций [На момент опубликования интервью ПАСЕ лишила делегацию России права голоса до конца года - Ред.]. Я думаю, что и эти факторы не позволят сегодняшнему конфликту разрастись в военный конфликт. У России еще с советских времен есть основания считать себя оппозицией Западу. Но таких оснований для противостояния с Украиной у нее нет. Это два славянских народа, им проще договориться между собой. Оптимизм не означает игнорирование существующих проблем. Мы всегда должны быть ответственны за свои поступки, слова. В богословии на протяжении веков длится диспут об уверенности в спасении: можно его потерять или нет. Я придерживаюсь такой позиции: спасение — это дар от Бога. Если Бог что-то дарит, то можно быть уверенным в этом даре. Но ты несешь ответственность за него. Так что напряженность между уверенностью и неуверенностью в спасении должна сохраняться. Тогда мы бодры и трезвы. Мы не должны почивать на лаврах, считая, что вот я — оптимист, спасение потерять невозможно, у меня все хорошо. Я — оптимист, но я осознаю, что несу серьезную ответственность за свои слова, поступки, образ жизни.

Беседовал:  Игорь Аленин

SURSA: RefNews

Articole asemănătoare

Close