«Закон о равенстве шансов – это накат политической волны»

«Закон о равенстве шансов – это накат политической волны»

Закон о равенстве шансов в пятницу все-таки был принят. Но дебаты о том, нужен ли он нам, не закончились. Среди сомневающихся депутат от ЛДПМ,  экс-председатель союза евангельских христиан-баптистов РМ Валерий ГИЛЕЦКИЙ. Каково послевкусие, спросили мы парламентария, проголосовавшего против?

+++

«Позитивная дискриминация лишает меньшинства мотивации к борьбе»

- Не секрет, что полноправного равенства всех социальных групп в нашем обществе нет. Так  сложилось в силу исторических, культурных и других предпосылок. Да и современный подход к проблемам дискриминации утвердился в Европе не так давно.

Еще лет 30-40 назад акцент ставился на вопросы соблюдения прав человека, возникали правозащитные  движения. Как результат  появилось понятие дискриминации. С одной стороны, это хорошо, с другой - возникло явление положительной дискриминации. Общество пошло по пути уравнивания меньшинств в правах с большинством, в результате меньшинствам дали преимущества. Такой подход сложился в том, что касается этнического, расового, гендерного, религиозного равенства. До сих пор, насколько я знаю, в США сохраняется расовая квота при поступлении в вузы и при трудоустройстве. Я сдержанно отношусь к этому механизму, ведь он лишает целые социальные группы мотивов проявить себя полноценно, в борьбе.

- Вы ведь тоже представляете меньшинство религиозное…

- Я родился в семье евангельских христиан-  баптистов, мой дед был первым пастором в селе. Я баптист в третьем поколении, мой дети  – в  четвертом, а ожидаемые внуки будут представителями пятого поколения членов этой церкви. В атеистическом государстве я, сколько себя помню, всегда ощущал, что нахожусь под давлением. Koгда я учился в бельцком техникуме, меня хотели отчислить за убеждения. Иметь гарантированные права было очень важно, но я понимал, что жизнь - борьба, и за них нужно бороться. То есть доказывать всей своей жизнью, на своем примере, что я такой же, как все, а не лицо второго сорта. Получается, у меня была мотивация к борьбе, частью этой борьбы стало и мое пребывание в политике.

Как-то я пришел из школы и сообщил матери:  всем детям сказали, что, мол надо вступать в пионеры. Она ответила на это, что мы, христиане, не разделяем взглядов этой организации. Мне было некомфортно, я понимал, что стану белой вороной. И тогда родители мне дали напутствие - будь лучшим во всем, а Бог позаботиться об остальном. Это стало моим девизом, с которым я  шел по жизни. Школу и техникум закончил с отличием, затем получил специальность инженера в одесском институте связи. И всегда пытался доказать, что могу состояться таким, каков я есть, боролся за свои права, стараясь своим примером, своей жизнью показать, что я такой же гражданин как все.

Так проявляются настойчивость, умение ставить перед собой цель, так вырабатываются лучшие качества. И тогда признание общества ты  получаешь по заслугам. Это может быть долгий, мучительный путь, но, пройдя его и получив признание, ты получаешь моральное удовлетворение, понимаешь, что ты такой, как все, а, может быть, в чем-то и лучше.

- Что Библия говорит о равенстве людей, в частности, мужчины и женщины?

- В Старом завете об этом мало говорится. Что же касается Нового завета… Апостол Павел в одном из своих посланий пишет о том, что нет ни мужского, ни женского пола, «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, ни варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». В условиях господства архаичных стереотипов мышления эти слова были очень прогрессивны.  Они говорят о том, что нет разницы в социальном статусе, в этническом происхождении, в гендерной принадлежности, потому что в Иисусе Христе все люди равны!

- Кроме представителей секс-меньшинств?

- Само выделение их в особую социальную группу появилось в 1973 году, когда всемирная организация психиатров исключила гомосексуализм из списка психических отклонений. Это было всего около сорока лет назад, а до этого, на протяжении почти всей истории человечества, гомосексуализм считался отклонением.  Я и сегодня считаю, что это не есть норма. Решение организации было принято большинством голосов, то есть является политическим решением. Так стало модно.  Есть сотни и тысячи психиатров, которые придерживаются другого мнения.

Во всемирной истории иногда бывает такое – накатывает волна, и для политика попасть в волну – некое искушение, а идти против течения  – немодно. Считаю, что рано или поздно  время все расставит по своим местам. Человечество (в данном случае - западная цивилизация) поймет, что это решение было  ошибочным.

«Можно не верить в Бога-отцано нельзя отрицать природу-мать»

Дело не в наказании геев - морально они сами себя наказывают. Вопрос в другом. Пропагандируется особый образ жизни. Правильно ли это? Конечно  – нет. Можно не верить в Бога- отца, но нельзя отрицать, природу-мать. Поход против того, что она создала, изначально  обречен на неудачу. И какова цель? Я ее не  вижу.

В прошлом году в ПАСЕ Эгидиюс Варейкис, который много лет вместе с Жозетт Дюрье возглавлял комиссию по мониторингу Молдовы, высказал одному из социалистов, поддерживавшего права геев, следующий  аргумент:  социалисты – приверженцы эволюционного учения Дарвина, но, поддерживая такой образ жизни, общество прерывает эволюцию. То есть в концептуальном плане поддержка ЛГБТ-сообщества – тупиковый путь.

К сожалению, на политической волне была выработана программа западных стран о защите прав сексуальных меньшинств, которую пытаются навязывать остальным странам. И эта тема развивается: от общества уже требуют пропаганды прав ЛГБТ. Это в корне неверно. Да, нужны терпимость, понимание, но  как можно пропагандировать такие действия?

Кто без греха пусть первым бросит камень

Когда к Христу привели женщину, уличенную в прелюбодеянии, и сказали: «Учитель! Эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?». И Христос ответил: «Кто из вас без греха, пусть первым бросит в нее камень».

В нашем обществе, которое прошло испытания  авторитарного режима, осталась некая ностальгия по силовому решению вопросов, мы готовы упражняться в бросании камней. Но я никогда не призывал к такому. Я отношусь к этим людям с сожалением, я готов помолиться за них и с ними, готов объяснить свою позицию.

Научное исследование темы неполиткорректно?

Если вернуться к решению Всемирной организации психиатров 1973 года об  исключении гомосексуализма из перечня психических отклонений - ему предшествовало исследование одного психиатра, который пришел к выводу, что исправить такую сексуальную ориентацию невозможно, это неизлечимо. Если подобными действиями управляет мозг – воздействовать на этот участок мозга опасно. Получается, на каком-то этапе, до 1973 года, это рассматривалось как грех, потом перешло в ранг психических отклонений, потом решили, что, если лечить опасно, а излечить невозможно, нужно оставить как есть. Поскольку  болезнь исключили из списка болезней – она стала нормой.

Так развивалась история этого вопроса, и четко видно, что подход был идеологический, политический. Сегодня есть немало ученых, готовых изучать этот феномен. Однако доминирует политика. Средств на беспристрастное изучение вопроса о том, можно ли излечить гомосексуалиста,  Запад не выделяет. Те небольшие исследования, которые проводятся, приводят к очень интересным заключениям: это люди, которые в детстве были подвержены сексуальному насилию, из неблагополучных семей. Ведь можно проследить основные этапы становления такого человека, выяснить, как он приобрел такую сексуальную ориентацию. Более того, есть  случаи, когда люди меняли сексуальную ориентацию при правильном духопопечительстве и здоровой  психологической терапии. Но это считают нарушением прав. Если бы об этом говорили и если бы проводили исследования, тогда знали бы – можно ли и как это можно изменить. Таких подходов сегодня нет, о чем я очень сожалею. Молчат о том, что многие люди с измененной сексуальной ориентацией долго не живут, кончают жизнь самоубийством. Но говорить об этом всем неполиткорректно. Почему? Мы же не хотим их забросать камнями, мы хотим помочь этой социальной группе.

«Никто пока не дал определение гомофобии»

- В тот же день, когда был принят закон, отреагировал Европарламент…

- Европарламент принял не законодательную резолюцию, а декларацию о борьбе с гомофобией, носящую чисто политический характер. При этом никто пока не дал определение гомофобии. Зато многие признают, что возникает так называемое столкновение прав: основные, традиционные права - свободы слова, свободы совести, право на выражение мнения - прижимаются другими правами. И возникает вопрос: а какое право должно преобладать? Мне кажется, что основные права  в этом столкновении должны преобладать. Если нет, то любые СМИ, которые обсуждают проблему, очень легко обвинить в гомофобии. Декларация  Европарламентa, кроме того, в той части, где говорится об однополых браках, противоречит решению Палаты ЕСПЧ о том, что вопросы брака и статуса семьи каждая страна решает самостоятельно.

Закон, нарушающий право на мнение

- И получается, что все, о чем мы говорим, может стать поводом для судебного иска…

- Мы не должны нагнетать ненависть и вражду к людям любой веры, национальности, сексуальной ориентации. Но любой человек имеет право выразить свое мнение, свое согласие или несогласие, сказать, что те или иные вещи можно и нужно изменить. Каждый гражданин должен иметь право на выражение мнения, и он не должен при этом подвергаться осуждению и быть обвиненным  в гомофобии. Конституция исключает лишь подстрекательство к ненависти и вражде, и это здравая позиция

На старте обсуждения закона о равенстве шансов я предложил поправку: ни одно высказывание, полемика, обсуждение в СМИ по данному вопросу не будет считаться проявлением дискриминации. То есть гарантируется право на выражение мнения. Ведь в любом обществе, особенно демократическом, прогресс обеспечивается плюрализмом мнений. Когда  была зарегистрирована моя поправка, и я обратил на нее внимание министра юстиции и других лиц - мне сказали, что у нас есть другие законы, которые гарантируют свободу выражения мнений и свободу слова. Если такое случится, то тогда вернемся к тексту закона и внесем поправки, сказали они… Для меня же, евангельского христианина, очень важно, чтобы свободу гарантировали в рамках закона: мне важно высказывать свои взгляды, отстаивать их и убеждать других и быть при этом уверенным, что мои высказывания не расценят как нарушение закона.

Ненавидеть грех, любить грешника

- Церкви примирятся с новым статусом сексуальных меньшинств?

- Миссия церкви в призвании любить грешника, но ненавидеть грех. На практике же непросто  определить, где проходит грань между грешником и грехом. Однако, если церковь все- таки верна библейскому учению,  она никогда не  сможет примериться с этим. Это - грех. Но тогда возникает вопрос: а что делать с этими людьми? А что делают с другими грешниками?  Сексуальные меньшинства - не единственная категория грешников. Церковь призывает их к покаянию и изменению своего образа жизни.

Когда Христос  начал свое служение на земле и апостолы понесли Евангелие дальше, в Риме далеко не все было в порядке с нравственными устоями. Но христиане смогли изменить тот образ жизни, потому что они сами жили по-христиански. Проблема нашего общества  в том, что мы говорим одно, а живем по-другому. Расстояние между словом и делом должно быть минимальным. В идеале, по Иисусу Христу, слово не должно расходиться с делом. Но в реальной жизни всегда есть расхождение между словом и делом. Потому, возможно, люди и разочарованы в церкви: говорится одно, делается другое.

- Когда Христос обернулся, чтобы посмотреть, кто же бросит камень в грешницу, кого он увидел?

- Никого. И он сказал: «Иди и впредь не греши». Это призыв: если ты согрешил – покайся и впредь не греши. Я не сомневаюсь, что эта женщина осознала свой грех и приняла решение  изменить свой образ жизни, как и многие другие. Миссия церкви в том, чтобы обратиться к грешникам и указать им путь спасения.

Я думаю, нравственные устои общества идут изнутри, а не навязываются извне, законами и  режимами. В СССР хотели построить нового советского человека – не смогли. Воспитание и передача нравственных ценностей начинаются с семьи, с детского сада, со школы. И если мы не смогли их передать - волна и нас захлестнет.

Увольняют ли геев?

- Есть ли у парламента информация о нарушении прав секс-меньшинств на труд?

- Вы думаете этот закон был принят потому что  их увольняют сплошь и рядом? Нет. Закон нужен для прикрытия. Но сейчас не в этом дело. Вопрос в том, как отреагируют на принятие закона общество и церковь? Если у нас есть здоровые устои – нам  нечего бояться. Если нет - общество будет морально разлагаться. Разве коррупция не является следствием морального разложения?  Увы, ценности, которые хранили нас, уходят.

Для евангельских христиан очень важны личные отношения с Богом. Если они есть – я понимаю, что ответственен лично перед Богом. Это то, чего, на мой взгляд, нет у православных христиан. В этом кроется одно из теологических различий двух церквей. В православии церковь печется о душе, отпускает грехи, там накоплена спасительная благодать. Если ты являешься частью церкви, тогда ты сможешь получить спасение. Этим объясняется требование некоторых отлучить от церкви лидеров партий, которые проголосовали за этот закон.

Когда ты знаешь, что о тебе церковь заботится – как ты наладишь СВОИ отношения с Богом? Ты будешь думать, что есть люди, с которыми можно договориться. Есть такая притча. Отец взял сына с собой воровать и сказал: «Ты должен убедиться, что тебя никто не видит. Посмотри везде, и, если никого нет, можешь действовать». Потом отец, посмотрев направо и налево, сказал сыну – мол, пошли. Сын же ответил: «Ты сказал везде посмотреть – мы наверх не посмотрели». Смысл в том, что, когда над тобой никого нет, ты можешь идти на моральный компромисс. Если же кто-то есть – уже сложнее. Ты отвечаешь не перед священником, не перед обществом, ты  осознаешь, что придет день, и ты перед Богом будешь отвечать за все поступки.

На мой взгляд, это очень важно для нравственных устоев. Если есть личные отношения с Богом - тогда человек понимает, что ответственен за все свои поступки. Я всегда был сторонником того, что моральные ценности нельзя навязывать силой, законом, а нужно прививать, убеждая людей. Мои дети – верующие по убеждению.

У нас же одни предают анафеме других, другие осуждают и упрекают первых в отсталости и средневековом мышлении. Наладить диалог, прислушаться друг к другу не получается. Не в моде и научный анализ. Повторюсь: никто ничего не доказал научно, и я не соглашусь с тем, что сексуальная ориентация - то же самое, что цвет кожи, пол, вероисповедание и национальность. Это - один из аргументов против данного закона. Если же есть нарушения права на труд – так поднимем Кодекс о труде и посмотрим, что там нужно изменить.

Готовится исследование размаха секс-туризма в Молдове

- Есть мнение, что,  обсуждая новый закон, нужно касаться и проблемы секс-туризма, и проблемы торговли людьми. Иностранцы едут в Молдову не всегда с лучшими намерениями. Только что пятеро мужчин были приговорены судом сектора Чентру за торговлю детьмиИтальянец и норвежец  получили по 21 году тюрьмы, трое наших граждан по 10, 11 и 18 лет… Если какие-либо официальные данные о размахе этого явления?

- Я буду готовить доклад о проблеме секс-туризма для представления его ПАСЕ. Вопросы есть. В Канаде, к примеру, раздаются голоса ученых, считающих, что педофилия - тоже сексуальная ориентация, якобы с этим влечением нельзя справиться. Тот же однобокий «научный» подход!  Успокаивает то, что есть европейская конвенция о предотвращении сексуального насилия над детьми. Она ратифицирована Молдовой в марте текущего года и вошла в действие. Создана международная сеть парламентариев по борьбе с педофилией.

Молдова как бедная страна привлекательна для педофилов. Бедные, незащищенные дети попадают в сеть. Я принял предложение о подготовке доклада и представлю его в конце года. Надеюсь, что получится хороший доклад и что резолюция станет основанием для пересмотра законодательств европейский стран по этому вопросу.

Будет совет будут и субъекты дискриминации

- Закон о равенстве шансов регламентирует деятельность нового органа совета по предупреждению и борьбе с дискриминациейНужна нам еще одна бюрократическая структура?

- Думаю, статьи о совете лучше было бы исключить – хотя бы с экономической точки зрения. Расходы на содержания совета формируются исходя из штатного расписания и функций органа. Другие страны, принимая такой закон, не стали создавать совет: поляки, например, его функции передали центру по правам человека. В бедной Молдове решили развернуться. Радует то, что исключили две компетенции: расследования и наложения штрафных санкций.

Другой аргумент против этого закона: совет захочет оправдать свое существование и, как можно предположить, будет искать субъектов дискриминации. Не будь у нас совета – быть может, общественное мнение и успокоилось бы. Но этот орган будет продолжать будоражить общество.

Елена ЗАМУРА,

Марина ТИМОТИН

Газетa "Новое Время", 01.06.2012 

Close